Внтуриполитический аспект переговорного процесса по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха, один из самых ранних и масштабных на территории бывшего СССР, все больше приобретает характер затяжной межгосударственной и международной проблемы, с неясными перспективами развития. В академическом сообществе распространено мнение, что данный конфликт не будет разрешен до тех пор, пока смена текущего статус-кво не будет соответствовать интересам ключевых геополитическим игроков в регионе. Однако, многие не учитывают влияние внутриполитических факторов в Армении и Азербайджане на переговорный процесс. Ведь пока ситуация «ни войны, ни мира» будет устраивать кланы в Армении и Азербайджане, устойчивого урегулирования конфликта ожидать не стоит. Опять таки, это в очередной раз показывает, что внешнеполитические взаимодействия государств представляют собой проекцию внутриполитических процессов. Одним из способов гармонично связать эти процессы является эмпирическое применение модели двухуровневой игры Роберта Патнэма.

 

Данный подход утверждает, что руководство государства предпринимает действия на международной арене с оглядкой на свое население, при этом учитывая интересы и мнения  как оппозиции, так и сторонников для того, чтобы поддерживать свою популярность. Конфликт между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха является примером, наглядно показывающим необходимость главам государств этих двух стран, с одной стороны, лавировать между политическими элитами внутри государства, с другой – прагматично реализовывать поставленные внешнеполитические цели.

Теория Патнэма предполагает два уровня взаимодействия между игроками – Уровень I и Уровень II. Уровень Iмеждународный уровень, на этом этапе переговоры между сторонами заканчиваются предварительным соглашением. На этом уровне  «главные переговорщики» («chief negotiators») с каждой стороны являются основными действующими лицами, наделенными полномочиями ведения переговоров. В нашем случае переговорщиками являются Серж Саргсян и Ильхам Алиев.

На Уровне II в игру вступают внутриполитические силы. Именно здесь в ходе обсуждений сторонники «главного переговорщика» пытаются убедить остальных внутриполитических акторов ратифицировать соглашение. По соглашению, принятому на Уровне I должно пройти голосование на Уровне II, в ходе которого парламентарии проголосуют за или против него.

Учитывая эти обстоятельства, Патнэм вводит  понятие «Win Set» (пространство выигрышных решений). Под концептом «Win Set» понимается множество всех возможных соглашений на Уровне I, которые являлись бы «выигрышными» для внутриполитических групп на Уровне II. Иными словами, это те соглашения, которые могли бы получить необходимое большинство голосов внутри страны и соответствовали бы интересам основных групп давления.  «Пространства выигрышных решений» (Win Sets) являются важными, поскольку именно они определяют переговорный потенциал «главного переговорщика».

Рассмотрев позиции основных внутриполитических акторов в Армении (Уровень II), можно говорить о том, что у президента Саргсяна очень узкое «пространство выигрышных решений»(Win Set). Исходя из этого на внутреннем уровне мы получаем следующий «Win Set»:

  • Основой урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта должно быть признание осуществления права народа Нагорного Карабаха на самоопределение,
  • Нагорный Карабах должен иметь контролируемую армянской стороной надежную сухопутную связь с Арменией,
  • Безопасность Нагорного Карабаха должна быть гарантирована на международной основе.

Таким образом, мы видим, что  основные внутриполитические группы давления в Армении солидарны по нескольким вопросам. Во-первых, это вопрос статуса НКР, во-вторых – контроль НКР над Лачинским коридором, связывающим непризнанную республику с Арменией и, в-третьих – международные гарантии Нагонному Карабаху и его населению. Следовательно, суверенитет НКР, подконтрольность Лачинского коридора и международные гарантии безопасности – вот те три пункта, которые не могут стать предметами торга в ходе переговоров, поскольку Саргсян осознает, что иные варианты не будут приняты внутриполитическими акторами. В свою очередь, президент также должен осознавать, что мирное урегулирование, к которому ведет сегодняшний переговорный процесс, должен основываться на взаимных уступках и компромиссах. Следовательно, «главному переговорщику» необходимо выбрать предмет уступок, исходя из внутриполитической конъюнктуры. Сегодня, согласно заявлениям Саргсяна, этим самым предметом торга является возврат 5 из 7 прилегающих к НКР районов в обмен на вышеперечисленные требования. Несмотря на шквал критики по этому поводу, президент понимает, что без уступок мирное урегулирование не возможно. К тому же, пока у него есть поддержка правящей коалиции, он может с уверенностью вести переговоры, зная, о своем перевесе в Национальном Собрании РА, где и будет проходить ратификация будущего мирного договора.

Иными словами, для внутриполитических акторов приемлемы любые решения в рамках данных трех пунктов. Соответственно «главный переговорщик» в ходе переговоров с азербайджанской стороной должен максимально обеспечить реализацию этих требований. Все прочие варианты, не вписывающиеся в данные рамки, обречены на провал на внутреннем уровне, т.е. документ не будет ратифицирован и вновь придется возвращаться за стол переговоров.

Что касается Ильхама Алиева, то его «пространство выигрышных решений» включает три основных пункта:

  • возвращение беженцев в Нагорный Карабах до принятия его окончательного статуса;
  • равноправное совместное использование Лачинского коридора;
  • самоопределение Нагорного Карабаха в рамках территориальной целостности Азербайджана.

Как мы видим независимость НКР не соответствует «пространству выигрышных решений» Ильхама Алиева.  Внутриполитические акторы в Азербайджане, не при каких условиях, не хотят видеть независимый Нагорный Карабах и не приемлют какие-либо процедуры, ведущие к этому.  Именно поэтому, официальный Баку заявляет о готовности пойти на любые компромиссы, которые восстанавливают территориальную целостность Азербайджана, а также возможность возвращения беженцев в Нагорный Карабах.

Что касается международного уровня (Уровень I), то здесь переговорный процесс приобрел новую динамику с конца 2007 года, когда в Мадриде посредники представили сторонам конфликта базовые принципы мирного урегулирования. Обе стороны выразили свою готовность продолжать переговоры на основе предложенных им мадридских принципов. Сегодня эти принципы представляют собой следующие пункты:

  • возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха;
  • промежуточный статус для Нагорного Карабаха, обеспечивающий гарантии безопасности и самоуправления;
  • коридор, связывающий Армению с Нагорным Карабахом;
  • определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления его населения;
  • право всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания;
  • международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию.

Согласно заданному «пространству выигрышных решений» (Win Set), для Сержа Саргсяна из всех предложенных пунктов ключевым является будущий статус Нагорного Карабаха, исходящий из права карабахского народа на самоопределение. Кроме того, важным является сухопутный коридор, связывающий Армению и НКР и международные гарантии невозобновления боевых действий. При таком раскладе Саргсян в обмен на реализацию этих трех пунктов предлагает возврат 5 из 7 азербайджанских районов, занятых вооруженными силами НКР. Таким образом, несмотря на недовольство отдельных групп в Армении и НКР, эти районы являются предметом торга. Вывод войск с этих территорий будет возможен только тогда, когда Азербайджан согласится признать независимость Нагорного Карабаха.

В свою очередь у Ильхама Алиева не остается выбора, как признать независимость НКР, однако осознавая тот факт, что договор, содержащий данный пункт вызовет негодование у внутриполитических конституэнтов в Азербайджане, он не может пойти на такой шаг. Именно вопрос статуса по сей день является главным предметом дискуссий в ходе переговоров, поэтому становится очевидно, что этот вопрос, являясь краеугольным камнем, будет решен не скоро.

В итоге, даже при сегодняшнем международном консенсусе (совместные заявления стран сопредседателей Минской группы ОБСЕ в 2009, 2010, 2011 гг.) не удалось существенно продвинуться к подписанию соглашения об основных принципах. Вместо этого возникло ощущение, что позиции сторон ужесточились, и у них мало желания решать основные проблемы. Усиление воинственной риторики, учащение нарушений режима прекращения огня и увеличение оборонного бюджета с обеих сторон вызывают обеспокоенность. Каждая сторона, очевидно, использует эти столкновения и угрозу новой войны для оказания давления на своего противника за столом переговоров

По меньшей мере, в девяти главных публичных выступлениях в2010 г. президент Алиев недвусмысленно предупредил о возможности возобновления войны, если не удастся добиться прогресса на переговорах.

Президент Армении проявляет такое же упорство, заявляя о возможности возобновления войны. Точно так же, как Алиев прибегает к воинственным заявлениям для оказания давления на Армению и посредников на переговорах, армянская сторона ко всему прочему угрожает признанием независимости Нагорного Карабаха.

Можно сделать вывод, что после больших ожиданий, связанных с той динамикой, которую придали процессу Мадридские принципы, настал период застоя в переговорах. Тем не менее, они все же необходимы, и стороны, несмотря на милитаристские заявления, понимают это. Пока идут переговоры – войны не будет.

Таким образом, в переговорном процессе по Карабахскому вопросу налицо полное несовпадение подходов и неготовность конфликтующих сторон к компромиссам. Что касается армянской стороны, то степень гипотетических максимальных уступок в ходе переговоров, на которые может быть готов Серж Саргсян, абсолютно не соответствует минимальным ожиданиям общества и элит государства. Иными словами потенциальное соглашение, которое будет возможно при определенных уступках с армянской стороны, не соответствует заданному «пространству выигрышных решений» на внутриполитическом поле. Реальность соглашения наступит только тогда, когда внутриполитические акторы будут готовы к реальному компромиссу и у Саргсяна появится более широкое пространство для маневра на переговорах. Кроме того, отсутствие консенсуса на переговорах объясняется еще и тем, что предоставление Нагорному Карабаху независимости не соответствует заданному на внутриполитическом поле «пространству выигрышных решений» Ильхама Алиева.

Реклама

Прошлое объясняет настоящее: Криминализация отрицания Геноцида Армян

Сначала «вернемся»  в 2000 год, когда в Сенат впервые прошел законопроект по признанию Францией факта геноцида армян. Многие спросят, если армянское лобби настолько влиятельно, то почему так поздно. В 1995 году главный и самый влиятельный представитель армянского лобби – Эдуар Балладюр пошел на выборы против Жака Ширака и считался фаворитом, в тот период отношения нового президента Франции и армянского лобби усложнились. Поэтому принятие закона об официальном признании, который должен был состоятся еще в 1996 году, протянулось на пять лет. «

Конечно, это было не единственной причиной: в 1999 году Франция и Турция заключили ряд экономических соглашений, в том числе договор о строительстве крупного энергетического блока АЭС. С учетом  того, что в тот период Франция переживала  кризис, соглашения и новые проекты позволяли ее глотнуть свежего воздуха и начать крупную инвестиционную политику. В начале 2000 года началась настоящая война армянского лобби против Жака Ширака. К тому моменту армяне имели в правительстве Франции более 50 лоббистов из разных партий, среди них был и главный советник Эдуара Балладюра, нынешний президент – Николя Саркози. В тот же период в большую политику Франции пришел молодой и талантливый Патрик Деведжян. С учетом того, что все аристократические, во главе с экс-президентом Валерии Жискар д’Эстеном  и культурные, во главе с Шарлем Азнавуром,  круги Франции единым фронтом встали под знамена армянского лобби, то Жаку Шираку пришлось отступить и подписать закон о признании факта геноцида армян. 

Сказалось ли это на соглашениях с Турцией? Конечно же нет, экономическая прибыль и деньги для Турции оказались важнее чем ее, казалось бы, «принципиальная» позиция». Все проекты были реализованы в полной мере, а политическая «истерия», которая уже давно стала одним из главных составляющих  ее дипломатии прошла  спустя две недели, как впрочем было и в последующих ситуациях с Аргентиной, Польшей, Швецией, США и т.д.

В этот период  улучшились отношения между армянским лобби и президентским корпусом, были заключены ряд договоров между Францией и Арменией, состоялись официальные визиты, словом принятый закон не имел реальных отрицательных последствий, как для Франции, так и для Турции. В 2006 году в первом чтении Национальное собрание Франции приняло законопроект по криминализации отрицания геноцида армян, что стало справедливым продолжением признания  геноцида и первым реальным шагом  в рамках  политики  «C’est la justice». В то же самое время данный законопроект стал козырем в руках кандидатов на пост президента – Николя Саркози и Сеголен Руаяль.  Сеголен Руаяль, кандидатура которой была выдвинута социалистами, придерживалась прогрессивных идей, поддерживая политику  вступление Турции в Евросоюз,  но в то же самое время, обещающая принятие закона по введению уголовной ответственности за отрицания геноцида. Николя Саркози, кандидатура которого была выдвинута либералами, выступает против вступления Турции в ЕС и гарантирует, что будет бороться со всеми проявлениями отрицания Геноцида.

Здесь и произошел раскол сил армянского лобби, кандидатуру Руаяль поддержал  АРФ Дашнакцутюн, а кандидатуру Николя Саркози – ведущая армянская политическая сила Франции – Рамгавар Азатакан. Николя Саркози победил и сразу назначил Патрика Деведжяна – председателем правящей партии UMP, а Роже Каручи – министром юстиции. Первая попытка принятия закона – закончилась неудачно, но Саркози начал понимать, что играет с согнем и рискует потерять президентское кресло на следующих выборах. Тут нужно четко понимать, что дело не столько в количестве армян, проживающих во Франции и их голоса, ведь турков практически столько же, главный фактор – сильное влияние армянских аристократических, политических и бизнес-кругов. Поэтому со второй попытки закон был принят Сенатом, но дальше в дело вступили США. Очень много событий, которые не могут быть случайными: переговоры США и Франции, Франции и Армении, Турции и США и неожиданный визит великого магистра ложе Франкмасонов в Армению. И что самое удивительное, Рамгавар вновь выразил поддержку Николя Саркози. На самом деле с точки зрения реалполитик все объяснить легко. Турция – важный форпост для США, пока не решен вопрос Сирии и Ирана, следовательно в геополитическом плане Турция имеет  рычаги давления на Белый Дом. Соответственно Турция попросила США «повлиять» на Францию. Сценарий может быть следующий: будет решен вопрос Сирии и тогда закон будет принят. Скорее всего именно об этом и шли переговоры формата Саркози – Армянское лобби-Армения – США. Возможен и более простой сценарий: Саркози занимает  кресло главы страны на еще один срок и сдерживает обещание.

Геополитика или Лоббизм….осенью увидим.


Арег Галстян : Борьба Ирана и Израиля за Южный Кавказ


 

 

 

Сегодня Южный Кавказ включен в концепцию Большого Ближнего Востока и естественно, что за регион, который богат  сырьевыми ресурсами, ведут борьбу не только мировые игроки, но и региональные лидеры. В данном контексте интересна борьба между Ираном и Израилем, противостоянии которых может привести к войне, которая взорвет весь регион. Сегодняшний Иран – это государство, со стабильной и высокоорганизованной политической системой, которая характеризуется четкими принципами национальных интересов. Активная политика Ирана – часть многовекторной внешней политики последних лет, с исчезновением саддамовского Ирака в качестве основного регионального конкурента Иран понимает, что вокруг него образовались своеобразные зоны интересов, за которые нужно бороться. С этой точки зрения Южный Кавказ занимает центральное место в иранской внешней политике. Руководство Ирана умело использует несогласованность основных мировых политических сил в свою пользу.   Например, ЕС как единое целое не имеет твердой позиции в этом иранском вопросе. Сегодня Европа старается убедить Иран прекратить программу обогащения урана, что ей делать не удается. Европейцы осознают, что имеют мало рычагов для давления на Иран. Если дело дойдет  до стадии военного конфликта, то основная часть европейских стран займет инертную позицию. Великобритания окажет поддержку США, но такие крупные европейские государства как Франция, Германия, Италия и Испания, выступят против удара по Ирану. Европа как единое целое не является геополитическим игроком на Южном Кавказе. Однако Иран в современных условиях является игроком, у которого,  нет большого потенциала для увеличения роста своего влияния, потому что роли в регионе четко распределены. Основными игроками являются: Россия и США, а из региональных,  Турция, которая является ключевым игроком  для Грузии и  Азербайджана, следовательно единственным стратегическим партнером Ирана – является Армения, которая несмотря на блокаду со стороны Турции и Азербайджана эффективно использует фактор своего лобби в США, Европе и на Ближнем Востоке. Между тем, в случае возобновления военных действий в регионе, Иран будет использовать все внутренние и внешние ресурсы.  Между тем, по данным российских и иностранных источников, Россия планирует провести в текущем году беспрецедентно масштабные учения «Кавказ 2012»  с расширением географии маневров до Абхазии, Южной Осетии и Армении. В них примут участие не только все рода войск Минобороны, но и подразделения МВД, ФСБ, МЧС. По сценарию учений, военные действия начинаются с нападения на Иран, распространяются на Азербайджан и Армению, что, самой собой, подразумевает и вовлеченность России в соответствующие события. Иран воспринял этот сигнал как возможную поддержку со стороны России, в случае войны, однако этот шаг, в большей степени, означает, что Россия не собирается сдавать свои позиции на Южном Кавказе и направлена не столь Ирану, а США. Что касается  политики Израиля на Южном Кавказе то здесь ее влияние не сильное и стать игроком уровня Ирана пока не получается. С приходом к руководству внешнеполитического ведомства Израиля Авигдора Либермана, в министерстве иностранных дел этого государства возникла новая структура, которая должна координировать отношения Израиля со странами СНГ, в этом отношении государства Южного Кавказа выглядят для внешней политики Израиля более интересными и приоритетными так как граничат с источником главной угрозы еврейскому государству – Исламской Республикой Иран. Среди стран Южного Кавказа Армения всегда выделялась тем, что ее отношения с Израилем были наиболее вялыми и наименее перспективными. Активное военно-политическое сотрудничество Израиля и Турции в 90-х годах, и стремительно развивающиеся с начала 2000-х связи Израиля и Азербайджана, а также тесное сотрудничество Армении с Ираном, привели к тому, что Иерусалим и Ереван держатся на расстоянии друг от друга. Однако, ухудшения отношений с Турцией, привели к активизации двустороннего сотрудничества. Данный факт повлиял также на сотрудничество армянского и еврейского лобби  в  США. Однако все это не может изменить про — иранскую направленность Армении, если только Израиль сам не изменит про — азербайджанскую направленность своей политики. Сегодня Израиль активно использует фактор  «умеренного исламского режима» в Азербайджане.   Географическое положение, этнический состав и наличие ряда непреодолимых проблем с соседним Ираном превращают Азербайджан для Израиля в одно из ключевых государств «иранской зоны». В июне 2009 года состоялся визит президента Израиля Шимона Переса в Азербайджан. Переговоры двух президентов вывели азербайджано-израильские отношения на совершенно новый уровень. Кроме геополитического интереса, власти Израиля нашли в этой республике еще и экономическую выгоду. Между двумя государствами активно развиваются военные и торгово-экономические отношения. Особенно следует подчеркнуть сотрудничество в сфере энергетики и военной промышленности. И хотя азербайджано-израильские отношения приводят Израилю довольно чувствительную финансовую выгоду, тем не менее, для Тель-Авива важен тот факт, что углубление азербайджано-израильских отношений происходит за счет еще большего ухудшения азербайджано-иранских отношений. Израиль стремится к созданию конфликтогенной ситуации между Тегераном и Баку, будучи уверенным, что посредством Азербайджана Иран заполучит еще и такого мощного врага, как Турция.

 

 


Ван Арутюнян: Армянская диаспора Сирии в контексте внутриполитической дестабилизации

Армянская диаспора Сирии считается одной из самых влиятельных на всем Ближнем Востоке. Армяне обосновались здесь еще с древнейших времен, и сегодня армянские общины Сирии, главным образом, состоят из  потомков армян, спасшихся от геноцида 1915 года. Армяне сумели очень быстро интегрироваться в жизнь этой страны и не только стать полноправными гражданами, но и внести значительный вклад в становление и развитие Сирийской Арабской Республики. На сегодняшний день не существует точных сведений о численности армянской диаспоры в Сирии. По одним оценкам, она составляет до 130 тысяч человек, по другим – 70 или 60 тысяч. Это связано с разными методиками подсчета: некоторые источники относят к общине, в том числе и потомков смешанных браков армян с арабами.[1] Многочисленные армянские общины есть в Алеппо, Камышли, Дамаске, Латакии, Кесабе. Армянская Апостольская Церковь имеет в Сирии две епархии – Берио (резиденция предводителя – церковь Св. Сорока младенцев в Алеппо) и Дамасская (резиденция предводителя – церковь Св. Саркиса в Дамаске).

Сегодня в Сирии сложилась довольно непростая ситуация: с одной стороны, государство находится под жестоким прессингом внешних сил, с другой – страна на грани гражданской войны. Оппозиция продолжает нагнетать обстановку, а власти ведут жесткие репрессии против них. На этом фоне под угрозу поставлено будущее сирийских армян. По словам армянского консула в Алеппо армянская диаспора Сирии в основном занимает нейтральную позицию.[2] Тем не менее, армянское население осознает, что в случае свержения Асада не только армяне, но и христиане, в целом, окажутся в сложной ситуации. В первую очередь это связано с тем, что к власти в Сирии могут прийти радикальные исламисты, которые сегодня призывают запад к военному вмешательству и смене режима в Сирии.[3]

Эти опасения небезосновательны. По данным экспертов со времен американского вторжения в Ирак в 2003 году число радикальных исламистов в Сирии возросло. Кроме того, сотни сторонников «Аль-Каиды» из северного Ирака сегодня переправляются в Сирию, чтобы присоединиться к борьбе против сил безопасности режима Асада. При этом они оснащены легким стрелковым и тяжелым вооружением, накопленным радикальными исламистами за годы вооруженного конфликта в Ираке. В этом контексте стоит отметить также работы некоторых теоретиков всемирного движения джихада, таких как ас-Сури и Хусейн бен Махмуд. В своих трудах они призывают бороться с вероотступнической властью алавитского меньшинства.[4] Оба идеолога выступают за разыгрывание межконфессиональной карты в «решении» сирийского вопроса, что в реальности означает провоцирование столкновений между христианами, мусульманами-суннитами и сторонниками шиизма. Всё это не сулит ничего хорошего сирийским армянам. В случае развития данного сценария под угрозу ставится вопрос самого существования армянской диаспоры в Сирии, поскольку отток армянского населения из страны в данном случае неизбежен, как это было в Ливане в ходе кровопролитной гражданской войны.

В свою очередь армянское население не забывает, что действующий режим еще со времен Хафеза аль-Асада, отца нынешнего президента, всегда лояльно относился к армянам. В стране действуют средние и начальные школы, где преподается армянский язык, а уроки религиозного воспитания используются для обучения армянской литературе и истории армянского народа, всё это можно назвать привилегиями армянских общин Сирии, поскольку ни одному национальному меньшинству не разрешено преподавать на родном языке. Характерно высказывание по этому поводу преподавателя Дамасского университета, доктора Норы Арисян:  «Армянская община Сирии всегда была рядом с властью, даже до «пааса» развивали нашу общественную, культурную жизнь, выполняли свои религиозные обряды и могу сказать, что мы на шаг опережаем другие национальные меньшинства: у нас есть право преподавать пять часов в неделю армянский язык в школах, нет никаких ограничений в выполнении наших религиозных обрядов, даже почитать память наших жертв 24 апреля. Все это служит основой для того, чтобы армянская община была более спокойна»[5]

Что касается армянских партий, то официально в Сирии они запрещены. Однако такие традиционные армянские партии, как Армянская Революционная Федерация  Дашнакцутюн (АРФ), Социал-Демократическая партия Гнчакян (СДПГ), и Партия Рамкавар Азатакан (ПРА) всё равно де-факто действуют посредством различных культурных или спортивных центров и играют важную роль в деле защиты интересов армянского народа, сохранения национального самосознания и развития армянских общин. Действующие власти прекрасно знают о деятельности выше перечисленных партий, однако закрывают на это глаза. Именно поэтому, армянское население, по крайней мере, не участвует в антиправительственных демонстрациях, а в марте 2011 года в Алеппо тысячи сирийских армян выступили в поддержку действующего режима и президента Башара аль-Асада.[6]

Таким образом, армяне Сирии оказались в непростой ситуации. Если быть откровенным, дни Асада, как руководителя Сирийской Арабской Республики сочтены. Другой вопрос, кто придет на смену нынешнему режиму. Даже при самом  благоприятном стечении обстоятельств, если страной будут руководить умеренные сунниты, будущее армянской диаспоры Сирии вызывает опасение. Как минимум, у армян уже не будет столько прав и привилегий, которыми они наделены сегодня при власти алавитов. Однако захотят ли жить в таких условиях армяне? Сложный вопрос, хотя с большой долей вероятности можно предположить, что многие будут вынуждены эмигрировать из страны в США, Европу и Латинскую Америку, где уже давно существуют большие общины армян с Ближнего Востока. Так или иначе, армяне не теряют надежд на благополучный исход и не спешат пока уезжать из страны.

 


[1] Армянская диаспора Сирии//Кавказский Узел. URL: http://northdistrict.kavkaz-uzel.ru/articles/195882/

[2] Армянская община Сирии находится в относительной безопасности: консул Армении в Алеппо//Армянский информационный портал 1in. URL: http://1in.am/rus/armenia_asociety_14305.html

[3] The Independent: Братья-мусульмане в Сирии, требуют иностранного военного вмешательства. http://islam-portal.ru/novosti/105/3162/

[4] Нечитайло Д. А. «Арабская весна» и радикальные исламисты в Сирии// ИНСТИТУТ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА. URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/29-12-11.htm

[5] Армянская община Сирии всегда рядом с властью: Доктор Нора Арисян//Армяне сегодня 08.11.2011. URL: http://ru.hayernaysor.am/1320750517

[6] Syrian Armenians support President Bashar Al-Assad. URL: http://www.youtube.com/watch?v=N8qxWbgUyos

 

 


Интервью сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско–Каспийского региона, эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа ИВ РАН Андрея Арешева Аналитическому Порталу — «Time to Analyze»

— К каким последствиям может привести применение силы в отношении Ирана и  к каким последствиям  это может привести на Ближнем Востоке? Возможно ли, нападение на Иран с территории Азербайджана или Турции?

— Вопрос об Иране, о предстоящих событиях в Иране, стоит очень остро, и мы по ряду показателей можем об этом судить.
Скажем в России, резко активизировалось обсуждение именно этого вопроса на различных экспортных площадках: о возможной военной акции США (возможно с союзниками) против Ирана и о возможных последствиях для регионов Ближнего Востока, Южного Кавказа, а также других регионов. Потому совершенно очевидно, что война против Ирана может привести к тектоническим сдвигам и эти сдвиги будут также непредсказуемы, как и вся дальнейшая динамика.
То, что ничего хорошего ждать не приходится, ни России, ни ее военно-политическим союзникам на Южном Кавказе, к числу которых, прежде всего, относится Республика Армения, это очевидно.
 Что касается оценки вероятности того произойдет это или нет, то здесь мнения различны. Военные специалисты более оптимистически настроены в этом вопросе. Они полагают, что США и ее союзники не нарастили достаточное количество боевой мощи, сухопутных сил, потому что акция против Ирана не мыслится только как воздушный удар. С помощью воздушных ударов – Иран не одолеть.

Военные эксперты, которые говорят, что в ближайшее время такая акция невозможна, не учитывают иррациональных факторов, которые могут двигать политиками. Политики сообразуются не столько логикой, сколько сиюминутными соображениями.
Смена власти в Иране является долгосрочной целью США, потому что Иран — самостоятельное государство. Оно другое государство, которое предлагает другую идеологическую модель альтернативную западному глобализму. Не все в этой модели идеально и не может быть все идеально. Тем не менее, такая модель существует и именно этим Иран опасен.
Что касается, о возможности ударов с различных сопредельных государств. Я считаю, что Южный Кавказ будет второстепенным фронтом, потому что основной план удара наращивается в западной части аравийского моря, в персидском заливе. Тем не менее, определенные сдвиги происходят и на Южном Кавказе.
Здесь, помимо недавней встречи президентов Грузии и США, отметил бы недавнюю инициативу группы азербайджанских депутатов парламента, о переименовании страны в Северный Азербайджан. Это конечно, достаточно серьезный знак, потому что раньше официально Баку боялся делать такие заявления, опасаясь реакции Ирана. Сейчас это табу снято. В последние месяцы Баку интенсивно посещают представители политически–экспертного, разведывательного сообщества США. Мы можем предположить, что между Баку и Вашингтоном идет достаточно интенсивный диалог. Не исключено, что стороны продвинулись достаточно далеко на этом пути, и вполне возможно, что уже отработаны механизмы, которые позволят, в случаи развертывание военных действий в Иране Азербайджану блокировать или, по крайней мере, попытаться блокировать возможные ответные действия Иранской стороны. Таким образом, Закавказье становится одним из центров развития ситуации. Подобное развитие событий крайне негативно скажется и на Российский Северный Кавказ, и на Карабахский конфликта. Большинство участников экспортных обсуждений, которые здесь происходят сходятся с мыслью, что Карабахский вопрос включен в повестку дня Американо-Азербайджанского диалога. Карабахский вопрос может стать разменной монетой в этом торге, относительно возможного использования Грузинской территории и Азербайджанской территории, потому что, речь идет о связке этих государств. В Грузии имеются аэродромы подскоков, формируются военная инфраструктура, транспортная инфраструктура, под видом коммуникаций. Но Грузия не имеет непосредственных границ с Ираном. Непосредственные границы имеет Азербайджан и здесь его роль важна. Мы видим достаточно негативные тенденции. Мы можем предположить, что США имеет два подхода к ведению диалога. Первый подход: обвинение в зажиме демократии в Азербайджане, в авторитарном режиме правления местного руководства (однако инструментарии американцев гораздо более комплексный). Второй подход: могут быть обещаны часть территорий, так называемого Южного Азербайджана или,«закрыть глаза» на проведение военных операций против НКР.

— Что взамен может дать США Азербайджану, помимо выше перечисленного, за возможность нападение с его территории?


— Азербайджан является важной территорией в геополитических планах США, в построении различных коммуникационных проектов, в обход территории России и Ирана.
Мы знаем о планах прокладки водопроводов в Каспийском море, планы активации США на Каспий, превращение Каспий в пространство, где американство тоже доминирует, инфраструктура, которая расположена в Азербайджане крайне важна. Естественно, весь комплекс этих вопросов обсуждается.
Объем того, что США могут предложить Азербайджану он достаточно большой. Все эти проекты связаны с определенным вливанием и модернизацией Азербайджанской инфраструктуры.
Все это связано с определенными межэлитными взаимодействиями – это очень важно на постсоветском пространстве. Американцы – мастера, не только в диалоге с Азербайджаном, но и с любой другой страной постсоветского пространства, не исключая Россию. Это, безусловно, сильная сторона Американской политики. России еще долго учиться, чтобы так работать со своими союзниками.
На мой взгляд, развитие по негативному течению можно попытаться остановить политико-дипломатическим методом. И мы видим, что ситуация вокруг Сирии, которая непосредственно связана с ситуацией вокруг Ирана, пока не очень эффективная работа международных организаций ( совет безопасности ООН ). В случаи, если все эти механизмы будут сломаны, то же совет безопасности ООН, начнет работать на развязывание региональной войны, в том числе и на Южном Кавказе.
Пример: кто может поручиться, что Азербайджан в случаи начало агрессии Ирана не обратится в Совет Безопасности ООН, с просьбой направить миротворческие силы ООН для защиты нефтегазовой и прочей экономической инфраструктуры, от возможных ударов со стороны Ирана? Силы будут выделены, что резко ограничит возможности Армении, НКР, России, в блокировании тех сценариев, которые являются для них крайне негативными. Но и здесь, такой комплекс вопросов, распутать которые будет не просто, но распутывать придется: России, Ирану, Китаю и всем тем странам, которые не заинтересованы в том, чтобы события на Южном Кавказе стали развиваться по сценарию, подобно которым развивается в Сирии и как это было в Африке.

—  еженцы из Ирана: какова будет политика стран Южного Кавказа по отношению к беженцам из Ирана?

— Данный вопрос актуален и для Армении, и для НКР, и для Азербайджана, и для некоторых Российских регионов, которые сейчас обхвачены нестабильностью.
Среди беженцев из Ирана самые разные люди.
Например: на Северном Кавказе преобладают сунниты, в Азербайджане их не мало, а беженцы из Ирана в основном шииты. В контексте суннитско – шиитского конфликта, который целенаправленно подогревается, является одним из инструментов манипулирования. Этот конфликт способен обострить положение и на Северном Кавказе.
Так же опасными представителями являются: террористические группы, торговцы оружием.
В этой ситуации может произойти все, что угодно и это может очень негативно сказаться на разморозке этнополитических, этнотерриториальных конфликтов, которые существуют как на севере, так и на юге.

 

— В Иране и Сирии есть большие Армянские общины, какими будут последствия для них? Возможно ли их возвращение в Армению?

— Последствия  ливанских, сирийских событий и вообще событий на Ближнем Востоке, в том числе и в Северной Африке, чрезвычайно губительны ни только для армян, но вообще для всех христиан Востока, которые на протяжении десятилетий являлись важным фактором модернизации обществ Ближнего Востока: важным фактором торговли, культуры, предпринимательства.
Мы сейчас прекрасно видим, что происходит с армянским обществом Ливана, Сирии. Как только начались события Арабской Весны,они совокупно закономерным образом, сопровождались подъемом радикального исламского фундаментализма, что сразу ухудшает положение армян, скажем в Ливане.
Буквально недавно, мы видели сообщения о том, что сирийские террористы обстреляли армянский квартал Хомс. Таким образом, между армянами, также, как и перед другими христианскими общинами Сирии которых около 2 млн . стоит выбор: либо поддержать одну сторону, которые армяне в силу своего конфессионального фактора поддержать не могут, либо уехать. Таким образам нынешние события приведут к ликвидации, либо к значительному уменьшению роли в обществе армянских и христианских общин.

 

Это очень плохо для Армении, потому что традиционные дружеские отношения с Арабскими странами (Сирией, Ираном, Ливаном), где существовали и существуют пока еще сильные армянские общины, усиливали позиции в Армении и в регионе. Благодаря этому смягчились последствия Карабахского конфликта.
Сейчас, если этого не будет, если к власти в Сирии придут радикально – мусульманские группы, которые будут вести совершенно другую политику, в том числе в отношении Армении.
Я думаю, Армении придется принять огромное количество беженцев. Соответствующие потоки, пока не очень видны, но если события будут развиваться в данном направлении , то это последует.
На мой взгляд, этот очень важный фактор, который армянским властям нужно четко понимать. Пока, все идет по достаточно негативному сценарию.

— Какова вероятность того, что Азербайджан не воспользуется войной в Иране и не совершит агрессию против НКР и Армении?

Здесь, комплекс факторов. Сложно сейчас проанализировать как тот или иной фактор будет работать.
В Азербайджане есть ожидание того, чтобы с началом войны в Иране решить и Карабахский вопрос.
 А фактор общественных настроений, с использованием различных пропагандистических инструментов, может на определенном этапе оказаться самодовлеющим. Поэтому, эта опасность, безусловно, есть. Другое же дело, что возможность нападения Азербайджана на Карабах, не станет для нее легкой прогулкой – это совершенно очевидно. И, не исключено, что Азербайджан потеряет гораздо больше, чем собирается приобрести. Здесь бы мне хотелось надеяться на трезвость мыслей тех, кто принимает соответствующие решения.

Все   таки хотелось бы наедятся, что та воинственная риторика, которым они в последнее время слишком уж часто злоупотребляют,  так и останется риторикой.

 

— Какими будут действия РФ в случае начало военных действий в Иране и в НКР?

— Возможности политического, военного маневров на данном этапе у Российской Федерации ограничено. Сейчас идет не простой предвыборный этап, когда все институты власти, в некоторой степени уязвимы и решения могут приниматься достаточно долго, если они вообще будут приниматься. Мы знаем, что военное составляющее государства находится на достаточно непростом этапе реформирования. Кроме того, сам процесс этого реформирования подвергается достаточно обоснованной критике.
Сейчас, предпринимаются определенные меры, связанные с тем, чтобы укрепить Российское военное присутствие на южном направлении, которое совершенно справедливо является наиболее угрожаемым. Укрепление российской военной базы в Гюмри, которое предполагает более активное вовлечение базы, в обеспечение национальной безопасности Республики Армения, что предусмотрено документами, подписанными недавно. Скорее всего, Россия будет отдавать предпочтения политико-дипломатическим рычагам. Вряд ли, будет открытое военное вмешательство на какой либо стороне.

— Возможно ли признание НКР  Россией, в случае очередной агрессии Азербайджана, как это произошло с Абхазией и Осетией?

Я думаю, что соответствующий ход должна делать Армения. Президент С.А. Саргсян, в своих выступлениях неоднократно говорил о том, что именно это и последует – признание Нагорно-Карабахской Республики и задействование всех политико-дипломатических и военных средств, со стороны республики Армения, для защиты своего союзника.
Мне представляется, что признание НКР Россией не состоится в ближайшее время. Я надеюсь, что у России есть осознание важности НКР, как важного фактора военно-политической, геополитической стабильности на Южном Кавказе.
Могут быть задействованы какие-то механизмы в этом направлении, но эти механизмы не будут включать официального признания Россией Нагорно-Карабахской Республики.

 

 


ГАРЕГИН НЖДЕ И МАЙКЛ АРЛЕН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Освободи реальность от справедливости, и реальность уже слепа, а справедливость безумна. 

Есть вещи, мистер Арлен, почитаемые во все времена – Бог, Родина, Мать – о них человеческое существо, если оно не исковеркано душой если его душа не исковеркана, не может говорить без религиозного почтения. Высказавшись об Армении без элементарного уважения, вы взяли на себя тяжкий грех.

-Если бы ваши истерические возгласы продиктовало вам униженное положение породившего вас народа. К несчастью, это не «de profundis» (взывание «из бездны» — крылатое выражение из латинского перевода библейских псалмов – прим. перев) патриота, не вспышка чувств при виде немощи армянства. Совершенно очевидна внутренняя суть этих строк – упражнения пера и не более.

-Вашим пером двигало уязвленное «Я», а вовсе не судьба вашего народа. Признаюсь, если бы нацарапанные вами строчки – к примеру, в одном из дурацких любовных романов – имели какое-то отношение к Армении и армянству, если бы они пролили бы свет на то или другое поражение нашего народа на политическом или военном поприще, я бы аплодировал вам вместе с тысячами других. Сегодня ваши ославляющие строки вызывают только отвращение, ибо не рождены

-И вы пропагандируете омерзительное самоуничижение в то самое время, когда мир продолжает веселиться, травя нас и попирая наши права. И эти опыты самооплевывания печатаются на родине Ллойд-Джорджа, на родине Вильсона – там, где общественное мнение может сыграть немаловажную роль и способно повлиять на исход нашего дела?

— Ваши строчки, мистер, я увидел, прочел и почувствовал отвращение. Извините за прямоту, но они вызывают отвращение у каждого настоящего армянина. Неужели непонятно: не стоит говорить о Родине, если нет уверенности, что от сказанного она не станет еще краше, желанней, боготворимее?

-В жизни народов удача и несчастье сменяют друг друга, как две руки некоей таинственной силы, закона, божества. Неужели романист Арлен в самом деле не знает, что прежде цепей и лохмотьев рабства наш народ был облачен в порфиру независимости и могущества? В дни величия, когда армии завоевателя Тиграна двигались на Аравию, Вавилон и далее, не один народ с ужасом произносил имя армян, и армянин смотрел на мир сверху вниз.

-Конечно же, малосведущий в истории своего народа мистер Арлен понятия не имеет, что за много веков до самого Бисмарка и бисмарков других народов, наш государственный муж сказал: «На высотах человеческого существования справедлив сильнейший» (приписывается Трдату Великом).

-Да, было время, когда Армении простиралась от моря до моря и далее, когда удача розовыми перстами венчала победоносное армянское чело. Но, увы, ничто не вечно под солнцем. Нация, стремительно взметнувшаяся ввысь, должна с грохотом пасть ниц. Она должна будет постепенно потерять свое могущество, пока в один прекрасный день не почувствует себя зависимой, а затем и под ярмом рабства, пока не начнут соседи «делить одежды» рода нашего.

-Да, Армения закончила самоубийством свое политическое существование. Ей нанес поражение демон междоусобиц и только во вторую очередь внешние враги. Она разрушила самое себя – по этому поводу найдутся и у меня гневные слова. Но к чему напрасно ворошить прошлое? Я признаю, что армянство не имеет морального права снять с себя вину за свои ужасные несчастия и политический развал в течение долгих веков. И хватит о давних временах.

-Известно ли вам, что бессмертие народов обусловлено их вечно живым созидательным духом? Еще живы и будут жить Армянин и Армения, сказало армянство, сохраняя, в пределах возможного, свою творческую силу даже под игом восточного, самого жестокого варварства. Несомненно, с утратой былого могущества армянский народ встал на путь наименьшего сопротивления. Более того, в отдельные исторические моменты армяне, подобно евреям, вынуждены были сознательно жертвовать собственным достоинством, дабы сохранить свое существование и спасти нетленные ценности.

-Однако справедливо и то, что ни один век Армянской Страны не прошел без восстаний народа с надеждой вернуть былое могущество. Последний по счету раз – полвека назад – избранная часть нашей интеллигенции не только заново занялась воспитанием народа, но стала искупителем его прошлых грехов. Приложив свои силы к делу освобождения, эти люди прекрасно сознавали, что вековое рабство ослабило в массах национальное самосознание. Однако они верили в возрождение народа, способное переродить его душу.

-И звучали год за год за годом пророческие слова. Я есмь истина – истинное мировоззрение, народная нравственность, религия свободы. Год за годом по всему Армянскому миру вширь и вглубь распространялся революционный призыв к пробуждению. Но, увы, печальная действительность дала о себе знать: чужеземное иго причинило армянской душе гораздо больший ущерб, чем нам казалось вначале.

-К радости наших противников, врагов самого нашего существования, с первых же лет армянского революционного движения зазвучали проповеди раздора – последствие рабской психологии определенных слоев народа. Разрушительные силы не желали понять – не желают и сегодня – что враждовать с родным братом из-за партийной принадлежности означает ослабить мощь удара, обращенного против внешнего врага.

-Старый демон раскольничества под разными именами и обличьями по сей день исполняет ту же смертоубийственную задачу, что и наши противники, крайне осложняя дело национального возрождения. Внутренний враг вынуждает армянских революционеров вести постыдную междоусобную борьбу.

-Видеть и чувствовать, как ослепленный армянин кует оружие против родного брата, облегчая задачу врагу, – эту ужасную трагедию и сегодня переживает армянский патриот. И сегодня внутренняя судьба армянства еще более горька, чем судьба политическая. Ясно до физической боли, что сегодняшняя Армения для внешних сил – «дверь без замка», что часть армянской интеллигенции, заложницы эгоистической морали, продолжает плести черными нитями армянскую судьбу.

— Несомненно и другое: если не случится немедленного духовного перелома, для покинувшей родину половины армянства, остались считанные годы, пока трагизм постепенного умирания не закончился духовным самоубийством. Армянский homo (человек (лат.)- прим. перев.) сменится homunculus-ом (человечком (лат.)- прим. перев.) и скончается в результате денационализации. Нет сомнения, что «синий геноцид» поставил под вопрос существование и второй половины армянства, которое еще цепляется за подошву Арарата.

-Вот до какой степени скорбна и смертельно трагична участь армянства, мистер Арлен. И это объяснимо: история всегда наказывает сыновей за давние грехи отцов.

-Что же делать? Как вы желали бы откорректировать армянскую психологию, изменив тем самым нашу общую судьбу, чтобы народ перестал цепляться за пяту истории? Своими известными строками, каждая буква которых легкомысленно источает презрение? Какая наивность. Бранью не вылечить больного. Или вы забыли слова мудрого англосаксонского писателя: «Иногда, нанося удары по дьяволу, мы раним и божественное начало в человеке»?

-Неужели вы не в состоянии понять, что упражнения вашего пера глубоко ранили святую армянскую сущность в армянстве? Вы, мистер, говорите об Армении с таким высокомерием, будто свершили двенадцать подвигов Геракла для своего народа. Вы говорите, как наделенный полномочиями, и выглядите смешным, поскольку ничем не пожертвовали, никогда не страдали за народ, который называете моральным банкротом.

-Обличать теневые стороны своего народа вправе лишь тот, кто видит, понимает и любит этот народ в величии и немощи, в его всеобъемлющей трагедии – вам непростительно этого не знать.

-Известно ли вам, что до сих пор три великих народа хотели бы присвоить гений знаменитого Эйнштейна. Германская печать утверждала, что он немецкий еврей, французская доказывала, что французский, испанская – испанский. Великий ученый положил конец беспредметному спору, объявив с талмудической гордостью себя прежде всего евреем.

-Армянство, которое вы хотели бы видеть умершим вместе с Ниневией, Кархемишем и Вавилоном, увы, все еще продолжает оставаться «изгнанником творения». Иначе и быть не могло. И знаете почему? Буквально несколько слов в качестве ответа. В течение всей нашей истории — задумайтесь над этим – богач-армянин не стал братом армянскому интеллигенту, не попытался сблизиться с силами, играющими судьбами народов.

-Одного лишь богатства измирских армян хватило бы купить всю Армению. Ничтожнейшей части этого несметного богатства, которое кемалисты развеяли по ветру, хватило бы на то, чтобы мы, подобно евреям, оплатили не только сострадание, но армянофильство трех четвертей человечества. Да будет проклята религия собственного благополучия — источник всех прошлых и нынешних бедствий нашего народа.

-Армянин с золотой мошной не встал за спиной интеллигента с золотым пером, укоротив язык последнего, лишив его слова веса на международных ареопагах. И случилось то, что должно было случиться. Вдумайтесь, господин писатель, если у вас есть сердце, и вы – уверен – вместо обвинений в адрес своего народа, осудите преступное умонастроение тех армян, которые преклоняются перед всем иностранным, тех горе-богачей, которые отдаляются душой от жизни народа в той мере, в какой им улыбается судьба.
Разве не ясно, почему именно армянство обречено было оказаться проигравшей частью человечества?

-Воистину убогой оказалась бы история народов, если бы их вожди время от времени не приподнимали могильный камень прошлого, вынося на свет пороки и ошибки своих соплеменников. Порой армянский народ становился заложником своих слабостей и действовал себе в ущерб, давая повод кормчим его корабля со справедливым гневом бичевать темные стороны народной психологии. О, эти вожди, подобные ветхозаветным пророкам, чье сердце, освященное родовой моралью, сжималось от каждой народной боли и ликовало от каждого общеармянского успеха. Они, священные сосуды народного духа, часто ощущали не только право, но и обязанность бросить в лицо армянству: «Ты должно кое-что истребить в своей сущности, если хочешь жить, как народ».

-Вот отец армянской истории Хоренаци: «Наставники, присвоившие свой сан, а не призванные Богом, избранные при помощи злата, но не Святым Духом… Ученики нерадивые в учении и скорые на поучения … Воины робкие, хвастливые, похитители, собратья разбойников… Начальники мятежные, скаредные, сквернолюбцы… Судьи бесчеловечные, взяточники, не чтящие закон… Все утратили любовь и стыд».

-Потом Агаронян – властитель и слава нашей новой литературы, чье сердце, как цветок подсолнуха, всегда ищет солнца – солнца Араратской долины. Страдалец за армянство, чей духовный горизонт всегда заполнен высоким образом истерзанной родины.Трибун-златоуст армянства, чья душа впитала из армянской истории все красивое, возвышенное и героическое. Потому так силен его патриотизм, так яростен праведный гнев, исходящий из любящего сердца.

Он наделен духовными молниями слова, он умеет поражать все, что слабо и уродливо в жизни нашего народа, неспособно на преданность и бесславно, противоречиво и ядовито, поражать всех, кто поклоняется только земному, кто будет унижен и награжден проклятием на страницах нашей истории. Подобно библейским пророкам, он умеет проклинать, но с особенной великой любовью умеет и увенчать лавровым венком.

-Его скорбный гений, бессмертное армянское возмездие, бесстрашное перед лицом смерти. Он пел сынам армян, которые способны исповедовать свободу, готовы сознательно проливать за нее кровь. Благословил и сладостную смерть героев. Пророчествовал о грядущем и трижды возвестил о последних борениях армянства.Огненными словами он разжигал в сердцах двух поколений жажду обретения силы, любовь к титанической борьбе и самопожертвованию.

-И умел вдохнуть веру, что Армянская Страна это не только желанные охотничьи угодья для соседей-волков или удобное место для рытья жалких могил, но и земля, подходящая для Свободы и возведения храмов славы.

-Так жил и творил армянский венценосный литератор, накрепко связав свою судьбу с судьбой своего народа. Вот почему каждый раз, листая патриотические произведения Агароняна, армянину мысленно хочется поцеловать его перо, вдохновленное национальной нравственностью: «Я и Армения — одно целое».

***

-Только таким путем, мистер Арлен, приобретается право стать прокурором и судьей дурных сторон психологии своего народа.

-Перед тем как критиковать армянство, надо иметь мужество жить его обремененной совестью, иметь храбрость спуститься в глубины этой совести, раза за разом переживая ее славу и позор – необъятную трагедию народа. Прежде чем осуждать, надо распять себя на его Голгофе. Но для этого нужны безграничная любовь и способность к самопожертвованию.

-В противном случае осуждающий не страдает – тогда он всего лишь вульгарно злобствует. Презрительный взгляд склонен видеть скорее недостатки, нежели достоинства. Чтобы безошибочно видеть и справедливо свидетельствовать, нужно иметь большую любовь. У вас, к несчастью, не хватает любви, значит, отсутствует как моральное право судить, так и способность психологического проникновения в суть вещей.

-Известна ли вам судьба армянского писателя: жить и творить впроголодь и умереть в лишениях? Известно ли это вам, по-американски умному человеку, дезертировавшему подальше от жизни своего народа? Разве справедливо, чтобы личность, не признающая национальной морали, личность, для которой нет разницы между национальным гением и грузчиком, в праздном желании что-то прибавить к венку своей «известности» представляла в иностранной прессе свой народ живым мертвецом? Дезертир в роли судьи?

-Согласен, что жалок народ без отечества, но разве не отвратительней во сто крат человек, лишенный всякого чувства, всякого почитания Родины? Вы имели «мудрость» не обмакнуть свое перо в море армянской Крови и Слез, но не имели сердца хотя бы раз произнести: «Братья, живите армянами». Вы вольны превращать свой талант в звонкую монету и спокойное существование, своими прихотливыми романами возбуждать страсти читателей Старого и Нового Света. Мягко говоря, разрешите вернуть обратно использованные вами в адрес армянства слова: продолжайте «куртизански» обслуживать иностранную литературу, но не облаивайте свой род перед другими народами.

-Разве вам непонятно, что теперь, когда чужбина ощерила зубы на изгнанника-армянина, ваши строки способны оправдать и подпитать презрение других народов к имени и делу армян? Разве вам непонятно, что ваши строчки могут толкнуть на путь самоуничижения армян, приютившихся на чужих берегах, – армян, которые и без того вынуждены платить тяжелую дань национальному вырождению?

-В конце концов, зачем вам нужно подрывать веру армян в будущее? Благородно ли на языке улицы говорить о горстке народа, ведущего неравную борьбу с небытием во имя справедливости? Зачем вы хотите ускорить смерть его надежд, которая станет его окончательной смертью?

-Вы армянин по происхождению, стоило ожидать, что и вы, подобно рыцарям пера иных народов, годами служивших нашему делу, ободрите словом художника изгнанников-армян. И вдруг вместо ожидаемого братского слова тяжелые камни презрения.

-Грешно! Вы писатель, вдобавок армянин по рождению, но вместо плевка в лицо человечеству, наживающемуся на неслыханных бедствиях нашего народа, вы обрушиваетесь на самих жертв. Позор. Чего стоит в таком случае звание писателя?

-Разве талант дается для проституции, для обращения его в богатство и благополучие?

***
 Я показал вам, мистер, как говорят для народа, о народе и от имени народа. Показал великих состраданием и преданностью еврейских и армянских предводителей, которые не отличались олимпийским спокойствием, на фоне которых вы выглядите таким холодным и бессердечным. Для этих людей великим был тот, кто был прежде всего великим сыном своего народа, а уже потом – всего человечества. А чему и кому служит отпущенный вам талант? Малодушный, как вы могли повернуться спиной к Голгофе своего народа? Почему не захотели, подобно еврейским писателям, не знающим родного языка, стать прежде всего талантливым сыном своего народа? Трудно? Тяжел крест армянского слова? Согласен. Разве истинное величие не в том, чтобы нести этот крест с любовью?

-Однако зачем мне питать вас духовно, когда армянство стало для вас «докучной обузой»? Разве вы не начали уже стыдиться своего происхождения? Правда ведь? Значит то, что вы нацарапали об Армении, не плод литературного кокетства?

-В таком случае разрешите мне еще раз выразить отвращение к вашему художественному таланту, не помнящему родства, таланту, который не удостоился преклониться перед Мукой, Надеждой и Героическим Величием армянства.

-Мы верим: после Голгофы настанет Воскресение. И вера наша праведна. Мы предчувствуем великое будущее Родины-Армении и с трепетом преклоняем колени перед этим божественным видением. Мы предвкушаем ее грядущее счастье. И семижды горды тем, что мы армян


Письмо известных деятелей культуры и спорта премьер-министру Турции

Писатели, актеры и спортсмены, среди которых Армен Джигарханян, Ашот Сагратян, Анатолий Василенко, Никита Симонян и Армен Мелик-Шахназаров, возмущены реакцией Тайипа Эрдогана на принятый во Франции закон об уголовной ответственности за отрицание геноцида армянского населения в Османской империи в начале ХХ века.

«Вы оценили этот законодательный акт как проявление “тюркофобии и антимусульманских настроений”. Трудно не предположить, что за этой оценкой кроются политические соображения. Нам это представляется неблагодарной и даже рискованной миссией, которая не принесет успеха турецкому народу», — говорится в документе.

Напомним, премьер-министр Турции Тайип Эрдоган официально объявил об отзыве для консультаций посла в Париже в качестве первой ответной меры на принятый нижней палатой Франции закон о наказании за отрицание геноцида армян.